Евангелическо-лютеранская церковь в России, на Украине, в Казахстане
Лютеранские приходы Дальнего Востока
Владивосток - Уссурийск - Арсеньев - Хабаровск
Комсомольск-на-Амуре - Благовещенск - Чита - Магадан
ALL REGIONS
  Новости
  Встреча женщин состоялась!
  Пастор вне формата
  500 лет Реформации в общине Св. Павла г. Владивосток
   Programm Авторский концерт Манфред Брокманн 25.11.2017. 17-00.
  Пастор Otto Pfingsten, человек, который 1992 вновь нашел нашу кирхе:
  21-e Дни немецкой культуры во Владивостоке 28.9. –7.10 .2017. Приветственное Слово
  21-е Дни Немецкой Культуры во Владивостоке 28 сентября – 7 октября 2017
  День Памяти и Скорби РН 28 августа во Владивостоке
  20 августа 2017 года пастору Манфреду Брокманну исполнилось 80 лет
  Памятная встреча, посвященная годовщине Указа о депортации немцев Поволжья
  Проповеди
  Проповедь к предпоследнему воскресенью церковного года, 19 ноября 2017 г.
  Проповедь к 3 воскресению до конца церковного года 12.11.2017 г.
  Проповедь к 21 воскресению после Троицы 29.10.2017 г.
  Проповедь к 20 воскресению после Св. Троицы, 29.10.2017 г.
  Проповедь к 4 воскресению после Троицы 9.7.2017 г.
  Проповедь на 2 воскресение после Св.Троицы, 25.6.17 г.
  Проповедь к воскресению Святой Троицы 11.6.2017 г.
  Пятое воскресенье после Пасхи – Rogate.
  Проповедь к Пятидесятнице 2017 г.
  Проповедь к воскресению Exaudi, 28.5.2017 г.
  Музыка и пение
  Оглавление сборника песнопений Евангелическо-лютеранской общины св. ап. Павла г. Владивостока
  Хоралы 49-60
  Хоралы 37-48
  Хоралы 25-36
  Хоралы 13-24
  Хоралы 1-12
  Адреса общин
  Пропство Дальнего Востока
  Адреса общин
  Наши реквизиты
  Наши реквизиты
  Евангелическо-лютеранская церковь
  Избранные тезисы М. Лютера
  КРАТКИЙ КАТЕХИЗИС
  Апостольский символ веры
  Мартин Лютер - реформатор
  Какой должна быть истинная Евангельская церковь
  Что такое Лютеранство?
  Это нужно знать каждому
  Остерегайтесь заблуждений
  Древние и современные ереси
  Основные отличия : Католицизм - Православие - Лютеранство
  БИБЛИОТЕКА
  Христианство и суеверия
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски газеты «Лютеранские вести»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Der Bote»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Лоза»
  Основы Лютеранского учения ( тезисы )
  А. Лапоченко Статья в «Лозу».
  Иисус Христос – конец закона и закона исполнение
  Йенс Шпаршу . О немецкой идентичности
  ДНИ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ПРОЕКТ
  Манфред Брокманн – пастор церкви Св.Павла г.Владивостока и пропст Дальнего Востока о себе…

Красота и милосердие лютеранства

К СВОЕМУ СТЫДУ, Я ВПЕРВЫЕ ПОПАЛА В ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКУЮ ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ПАВЛА АККУРАТ В ДЕНЬ ИНТЕРВЬЮ С ПАСТОРОМ МАНФРЕДОМ БРОКМАННОМ. ПОЧЕМУ К СТЫДУ? ПОТОМ ЧТО ДАННАЯ ЦЕРКОВЬ СЧИТАЕТСЯ ИСТОРИЧЕСКИМ ПАМЯТНИКОМ И ЯВЛЯЕТСЯ ПОИСТИНЕ ОДНОЙ ИЗ САМЫХ КРАСИВЫХ ЦЕРКВЕЙ НАШЕГО ГОРОДА И КРАЯ. СОВЕТУЮ ВАМ КАК МОЖНО СКОРЕЕ ПОСЕТИТЬ ЭТОТ ШЕДЕВР ГОТИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ, А ПОКА ПРОЧЕСТЬ НАШУ С МАНФРЕДОМ БЕСЕДУ, В КОТОРОЙ МЫ ПОГОВОРИЛИ О РЕКОНСТРУКЦИИ ЗДАНИЯ ЦЕРКВИ, ЖИЗНИ И ИСТОРИИ ЕВАНГЕЛИЧЕСКО-ЛЮТЕРАНСКОЙ ОБЩИНЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ И МНОГОМ ДРУГОМ.

Манфред, расскажите, с чего началась история лютеранской церкви во Владивостоке?

Я, как вы знаете, немец. Приехал сюда в 1992 году, вот уже двадцать четыре года во Владивостоке. У меня была такая возможность — уехать в учебный отпуск при полном сохранении заработной платы. Но в этом случае отпуск не должен быть для насаждения, в нём ты тоже должен много работать, большинство пасторов в таких случаях хотят идти в университет, учиться. Но я другой человек, авантюрист! Я чуть не уехал в Южную Африку, которая мне была невероятно интересна, но я не получил визу по политическим причинам. Это было время перестройки, Россия открывалась миру, и я был приглашен на первый синод немецкой лютеранской церкви в государствах Востока. Это были бывшие республики Советского Союза — такие, как Украина, Таджикистан, Казахстан и так далее. Это был май 1992 года. До этого, как вы знаете, Владивосток был закрыт, а в это время как раз его открыли. И вот тогда я узнал, что в семи тысячах километров от Омска есть такой город, где находится старая лютеранская церковь, в которой располагается военный музей, и в городе проживает около восьмисот российских немцев лютеранского вероисповедания, а если учесть край и районы вокруг, то всего их было около четырех тысяч. И тут встал вопрос, кто же поедет в этот город. Это было очень интересно, меня эта возможность сразу привлекла и я сказал: «Я хочу!» Епископ меня благословил и сказал: «Сын мой, ты получил благословение, езжай, посмотрим, как моё благословение будет действовать». Действовало очень хорошо. На сегодняшний день мы основали много разных общин на Дальнем востоке, в Магадане, Чите и так далее. Так вот, я приехал сюда, и моим первым заданием было найти церковь и людей. Церковь я нашел сразу, потому что она в центре города, но я не мог найти людей.

Как же так?

При советской власти быть кем-то, кроме как православным христианином, было не совсем безопасно. Но я решил, что надо их найти. И решил действовать хитрым путем. Я обратился в федеральную службу безопасности, у них должен был быть список (смеется). Но никакого ответа я не получил. Я решил обратиться в православную церковь.

Вам помогли?

Это был очень неприятный опыт. Я обратился туда и сказал, что ищу лютеранских христиан. Обратился не к священникам, а к простым людям. И жестокие бабушки мне сказали: «Что вы хотите?! Уходите! В России можно быть только православным христианином». Представьте! Ну это, в принципе, типично, часто православные думают, что они единственная религия, хотя в этом — высокомерность. Я ушел, я был в отчаянии, не знал, что делать. И решил, что никого искать не буду. А я музыкальный человек, играю на скрипке и органе. И как-то раз я пошел на концерт, в филармонию. Там я увидел человека в рубашке с воротником, похожим на тот, что сейчас на мне. Я подумал, что это человек из церкви. Это был римско-католический священник.

Неужто отец Мирон? У него я недавно брала интервью.

Нет, это был отец Даниэл. Даниэл — большой любитель музыки, он был на концерте. Я обратился к нему. Забавно: он приехал во Владивосток на две недели раньше меня. И за эти две недели он успел обзавестись знакомыми, среди которых были и лютеране. Он дал мне адрес, и я их навестил. Вот так я и нашел лютеран во Владивостоке, мы провели с ними первое богослужение, и с этого всё и началось.

Много было людей?

Очень! Посмотрите, вот здесь фотографии висят. Вот это я. Двадцать четыре года назад. Смотрите, сколько людей. Очень грустно, но многие нас покинули — кто-то умер, кто-то уехал в Германию. А вот Изольда Владимировна Земскова, она — профессор музыки и была председателем нашей общины. Тоже уехала, но не в Германию, а в Китай. Сейчас она живет в Пекине.

Церковь вам досталась в каком виде?

В очень плохом. У нас там висят стенгазеты с фотографиями, пойдемте посмотрим. Вот наглядно показано, как она была разрушена. Были огромные трещины, дыра в крыше... Перед церковью были пушки и танки, которые потом отвезли чуть ниже. Они стоят сейчас напротив почти, в музее Тихоокеанского флота.

Сейчас ваша церковь по праву считается одной из красивейших в городе! Кто делал ремонт?

Вот на фото очень заслуженный немецкий ремесленник. Он работал у нас бесплатно, из-за своей любви к Богу. Разные люди создавали теперешний облик церкви. И из Новой Зеландии были люди, они окна ремонтировали. Помогали люди как из-за рубежа, так и местные, общими усилиями мы добились такой красоты.

Это же невероятно дорого! Откуда деньги выделялись?

Большинство, кто нам помог, — это немцы и американцы. И местные люди из нашего города собирали деньги. Еще мы получили деньги от местных властей, чтобы сделать лестницу главного входа. Но сразу некоторое количество денег исчезло и не дошло до нас. Осталось меньше, чем нам выделили. Вот в 2012 году Саммит в городе проходил, как вам известно, и администрация города обратилась ко мне, мол, давайте отремонтируем ваш южный фасад, он ведь в таком плохом состоянии. Смешно, но фасад был в прекрасном состоянии. Вот на фото видно, какая красота! Это немецкий простой ремесленник выложил своими руками. И пол тоже выложен вручную, работа невероятно кропотливая.

Предполагаю, что они не из благих целей собрались реставрировать и без того красивый фасад, ну да ладно.

Сколько сейчас у вас прихожан?

На это я имею два ответа. Во время богослужения приходит около ста человек, а когда у нас праздники или концерты, народу полным полно! Вся церковь забита людьми, на полу сидят. Есть те, кто верующий, есть те, кто просто наши друзья, они тоже наши люди. Многие приходят сюда просто потому, что это очень красивое и спокойное место, где можно медитировать. Круг наших друзей очень широк. Думаю, около трех тысяч.

Как у вас происходит обряд крещения?

У нас, как у православных. Очень важна вода, библейское слово и благословение. Уроки крещения люди посещают, и только после курса крещения мы их крестим.

Манфред, вы здесь живете уже двадцать четыре года... Сложно?

Иногда было очень трудно. Многие нас покинули. Кто-то на запад уехал, в Москву, но большая часть в Германию. У нас сейчас дни немецкой культуры проходят, и вот мы поднимаем такую тему, что люди покидают свою страну. Почему они так делают? Это ужасный вопрос современных беженцев. Не тех, кого гонят по политическим мотивам, а тех самых, что сейчас тысячами и тысячами покидают свои страны. Я не могу быть на стороне тех, которые покидают свою страну. Я на стороне тех, кто остается покинутым. Что ждет этих бедных людей, которые остаются? Я тоже мог уехать в Германию, но я не могу покинуть своих людей, пока не найду того, кому смогу передать то, что мы здесь построили. Да, я езжу в Германию два раза в год, но я возвращаюсь к своим людям.

У вас там семья?

Там живут мои друзья, дети и внуки.

Жена живет здесь, с вами?

Первая жена живет в Германии. А моя вторая жена живет здесь, со мной. Жена у меня, кстати, русская (смеется). В следующем году у нас большой праздник — мы двадцать лет как женаты! А мне исполняется восемьдесят лет и двадцать пять лет, как я живу здесь, как возродилась лютеранская церковь! Год будет полон праздников!

А как лютеранская церковь относится к разводам?

Отрицательно. Это знак, что нам всем трудно, что мы все под грехом. Моя жена — она вдова, у нее один сын, которому относительно трудно жить. В России трудно жить.

У вас не было мыслей уехать обратно?

Конечно, есть, но я не могу пока этого сделать. Мне надо найти преемника.

Как же его найти?

Искать и искать. Люди нашей общины не хотят русского пастора, они хотят немецкого пастора или из другой страны из-за рубежа. Было бы идеально найти такого, как я. Я пенсионер, работаю бесплатно, живу на свою хорошую пенсию, на которую заработал во время жизни в Германии, где работал пастором 35 лет.

Если не секрет, какая у вас пенсия?

Ой, я и не помню точно.

С нынешним курсом евро пенсия стала еще лучше!

Скажите вкратце, в двух словах, для тех, кто не знает, почему был такой человек, как Лютер, почему церковь отделилась, почему произошла Реформация?

Это было в шестнадцатом веке, европейская церковь стала очень поверхностной. Особо большой скандал разразился тогда, когда совершили индульгенцию, когда простили грехи за деньги. Это, конечно, не всё, много было поверхностных вещей, и Лютер поддержал общее состояние в народе и сказал, что так нельзя, надо веровать более глубоко и серьезно, понимать, что такое слово Божье. Великобритания, Германия, Швеция, Финляндия, Франция — везде было возмущение. Вы знаете историю великих инквизиторов? Это очень хорошо показывает, почему произошла Реформация. Иисус жил, умер, мы верим, что он воскрес, отняв у нас страх перед смертью, и он возвращается опять. «Братья Карамазовы» Достоевского, глава «Великий инквизитор». И церковная инквизиция его хочет осудить, потому что он мешает, ведь церковь была уже обособленная, как предприятие: с деньгами, своими законами, очень тесно связана с государством, что довольно опасно. И вот Лютер сказал: церковь — это не то, что у вас сейчас. За ним пошли люди и приняли святое таинство. Конечно, наша церковь — это тоже своего рода предприятие: на всё нужны деньги, иначе мы не могли бы делать реставрацию. Церковь — это слово Божье, проповедник и община, а не здание. Здание — это вторично. Та Реформация была, можно сказать, очищением церкви, возможностью выбросить то, что мешает, найти тот пункт назначения, где слово Бога встречается с совестью. Достоевский, которого я очень люблю и уважаю, прекрасно в «Братьях Карамазовых» описал, почему Реформация была необходима. Меня всегда привлекала русская духовность и литература: Достоевский, Толстой, Пастернак и Солженицын, Шаламов.

Как вы относитесь к другим вероисповеданиям? К православным, например?

Отношение здесь, во Владивостоке, к православной церкви имеет три разных уровня. На самом верху, где владыка Вениамин... Знаете, я шесть лет работал почетным консулом Германии, и, когда приглашают много публичных людей на прием, я один из тех, кого приглашают. Так что с Вениамином отношения прекрасные. Он очень добрый, очень образованный человек, он работал с трудами немецкого философа Канта. На низком уровне, где сильные люди, которые много работают и признают, что им трудно, тоже хорошие отношения. Они говорят, что очень сложно построить и содержать общину, это солидарность, это очень красиво и благородно. Но в середине, где русские священники... Они словно русские националисты. Они любят свой народ, это понятно. Но национализм и церковь — разные вещи.

А к мусульманам как вы относитесь? Сейчас именно эта религия вызывает в мире больше всего вопросов и противоречий.

Жестокое поведение исламистов — это ужасная вещь! Но что мне нравится у мусульман — это их союзность! Они действительно принимают свою веру очень всерьез. Могу вам рассказать историю. В Германии я жил в пригороде. Однажды воскресным утром я вызвал такси, потому что мне надо было ехать в центр города на службу. И таксистом оказался турок. Я ему сказал, что воскресное утро я решил посвятить богослужению. Он почти поклонился мне, с таким уважением! Они уважают союзность другого вероисповедания, это очень важно. Поэтому я их уважаю, но, конечно, не поддерживаю, когда дело доходит до фанатизма.

А как ваша церковь относится к гомосексуализму?

По-разному. Лично я очень не против. Это тоже люди. Если они обещают друг другу быть верными, жить вместе, уважать друг друга, любить друг друга, почему ты не должен их благословить? Я против этих узколобых фанатиков, которые против гомосексуализма. В России это скрыто, это грязно, это порицается. Об этом мало кто отважится заявить, но если, например, двое мужчин или две женщины обещают друг другу постоянную верность — это очень глубокая и красивая вещь. По вашим глазам вижу, что трудно вам это понять?

Да не то чтобы трудно... А как сама церковь относится? Вы либеральны, а сама церковь как?

Я либерален до такой степени просто, что люблю людей, уважаю их выбор и желание. Иисус Христос тоже был либерален, он был милосерден, сострадателен. Почему они его убили? Потому что он слишком любил людей. Он мешал власть имущим людям, и церковь тогдашних времен, священники и книжники, убили Иисуса Христа в имени Бога как богохульника (от Матфея 26,63../ от Марка 14,61.../ от Луки 22,66.../ от Иоанна 18+19). Конечно, официально наша лютеранская церковь, может, разделилась пополам в этом мнении. Я не так либерален, как вам кажется, я серьезный человек, но у меня есть свои понятия и свое мировоззрение. Я должен оберегать людей и настоящие человеческие чувства. Я за милость, за благородство, за милосердие.

Какие у вашей церкви самые великие праздники?

Пасха и Рождество. Пасху мы отмечаем по-разному, редко по дате она совпадает с православной, это зависит от календаря. Рождество мы отмечаем 25 декабря. Ну, конечно, очень важны Троица и Пятидесятница.

Манфред, благодарю вас за беседу, жаль, что у нас с вами было не так много времени. А вот этот знак у вас на шее — что это?

И вам спасибо, Дарья. Это голубь, знак Святого Духа. Это вот голова, это крылья, это хвост. Это — знак экуменического монастыря Tаize во Франции, с котором мы имеем тесную связь и литургию которого мы поем на наших богослужениях.

Вопросы задавала Дарья Нагорная, корреспондент журнала "OFF"