Евангелическо-лютеранская церковь в России, на Украине, в Казахстане
Лютеранские приходы Дальнего Востока
Владивосток - Уссурийск - Арсеньев - Хабаровск
Комсомольск-на-Амуре - Благовещенск - Чита - Магадан
ALL REGIONS
  Новости
  Автобиография пропста Б. Бюркли
  ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ ЗА УРОЖАЙ – 2018
  Российские немцы и Дни немецкой культуры во Владивостоке
  Программа дней немецкой культуры - 2018
  Приглашаем на органные концерты в сентябре!
  Помним, скорбим, сочувствуем ...
  22 Дни немецкой культуры во Владивостоке 28.9.- 6.10. 2018
  Субботник в общине г. Арсеньев
  Напряжение и радость партнерства
  О семинаре ДВ пропства
  Проповеди
  Проповедь к предпоследнему воскресению церковного года, 18.11.2018 г.
  Предпоследнее воскресенье церковного года, 11.11.18 г.
  Проповедь к 23 воскресенью после Троицы, 4.11.2018 г.
  Проповедь ко Дню Реформации 2018, 31.10.2018 г.
  Проповедь к 22 воскресенью после Троицы, 28.10.18 г.
  21 воскресенье после Троицы (проповедь пропста Б. Бюркле), 21.10.2018 г.
  20-е воскресенье после Троицы (проповедь пропста Б. Бюркле)
  20 воскресенье после Троицы
  Проповедь к 21 воскресенью после Св.Троицы, 21.10.2018 г.
  Проповедь к 20 воскресенью после Св.Троицы, 13.10.2018 г.
  Музыка и пение
  Оглавление сборника песнопений Евангелическо-лютеранской общины св. ап. Павла г. Владивостока
  Хоралы 49-60
  Хоралы 37-48
  Хоралы 25-36
  Хоралы 13-24
  Хоралы 1-12
  Адреса общин
  Пропство Дальнего Востока
  Адреса общин
  Наши реквизиты
  Наши реквизиты
  Евангелическо-лютеранская церковь
  Избранные тезисы М. Лютера
  КРАТКИЙ КАТЕХИЗИС
  Апостольский символ веры
  Мартин Лютер - реформатор
  Какой должна быть истинная Евангельская церковь
  Что такое Лютеранство?
  Это нужно знать каждому
  Остерегайтесь заблуждений
  Древние и современные ереси
  Основные отличия : Католицизм - Православие - Лютеранство
  БИБЛИОТЕКА
  Христианство и суеверия
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски газеты «Лютеранские вести»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Der Bote»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Лоза»
  Основы Лютеранского учения ( тезисы )
  А. Лапоченко Статья в «Лозу».
  Иисус Христос – конец закона и закона исполнение
  Йенс Шпаршу . О немецкой идентичности
  ДНИ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ПРОЕКТ
  Манфред Брокманн – пастор церкви Св.Павла г.Владивостока и пропст Дальнего Востока о себе…

Просвещение как потребность ищущего сердца

Доклад Манфреда Брокманна на дни культуры в Владивостоке, 30.9.06.

Уважаемые дамы и господа!

Во время моего сегодняшнего выступления перед Вами мне приходится связать вместе много разных вещей. Просвещение и ищущее сердце… Лозунг Дней культуры звучит «Свобода – новая религия, религия нашего времени», эта цитата из Гейне («Английские фрагменты») и приносит нам эти реальности: свобода и религия.

Духовными покровителями этих дней культуры являются Генрих Гейне и Роберт Шуман. И тема наших философских чтений «Проект Просвещения и современное общество» уже вводит нас в социальную политику. Значит: Просвещение, - ищущее сердце, - свобода, - религия, - Гейне и Шуман, - общество. Так много. Но все это взаимосвязано.

Давайте начнем определениями и реальностями «Просвещение», «Ищущее сердце» и человек Генрих Гейне. Что такое Просвещение? Кант говорит: это «Выход человека от своего несовершеннолетия, в котором он находится по собственной вине». Как он пришел к этому несовершеннолетию? Сначала простое объяснение: властью и религией, значит, государством и церковью. Но осторожно! Мы увидим, что ответ не так прост.

Все-таки факты таковы, что разум и просвещенное сознание нашли себя в противостоянии к откровению религии. Но покончила ли с собой религия при этом? И осознание свободы также родилось и росло в противостоянии к власти. Но покончили ли с собой при этом власти и государство?

Просвещение начинается, как Кант говорит, «смелостью пользоваться своим разумом».

Sapere aude!Все начинается тем, что я начинаю размышлять, задавать свои вопросы, я ставлю вещи под вопрос, я не удовлетворяюсь ответами авторитетов, я хочу познать сам, я хочу жить сам, я сам, моя свобода! В основном, это очень натуральный процесс роста и созревания.

Генрих Гейне об этом хорошо говорит в книге «Путешествие в Гарц» (стр. 19) «Когда я был маленьким, я слышал, луна - плод, когда он созрел, Бог берет его и кладет к другим полным лунам в большой шкаф, который стоит на краю мира, где он закрыт забором из древних досок.Когда я рос, я заметил, что мир не так тесен и что человеческий дух разрушает древние границы и открывает огромным ключем Петра идею бессмертия и все семь небес».

Это путь в свободу, который каждый хочет испытать и кто не делает этого, тот не настоящий живой человек. Этот путь наружу нам рассказан, например, в истории о блудном сыне (от Луки, 15). Это, например, тоже путь св.Августина, кто есть мыслитель ищущего сердца: «Ты создал нас для Себя, и сердце наше не знает покоя, пока оно не нашло покоя в Тебе» («Исповедь»).

Или наша литургия: «Во тьме идем мы в поисках/ Источника наших сил/ И светом для нас лишь жажда сердец…» Это путь каждого идеалиста, и каждый молодой человек – идеалист. Я знаю еще, как меня в мои 16 лет поразили слова Шиллера из драмы «Дон Карлос»: «Скажите принцу, чтоб и зрелым мужем былым мечтам он оставался верен».( см. мой доклад дни культуры 1.10.03). Свобода и радость.

Стать сытым по-своему, без авторитетов. Что человек при этом может испытать сокрушение, это другая вещь, но он находит свою собственную жизнь, он живет сам. Свобода – это то, что живое сердце ищет.

И признаком такого человека с ищущим сердцем является то, что он никогда не удовлетворяется полностью тем, что он находит, его сердце ищет дальше, и это – знак его жизненности. О философе Эрнсте Блохе мы знаем, что он на своем одре сказал: «Сейчас я иду в свою последнюю большую поездку открытия», о св.Павле мы знаем, что он в своей автобиографии («К филиппийцам», 3) говорит: «…не потому, чтобы я уже достиг и усовершился; но стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус».

У Генриха Гейне средством оговорки и скромности является ирония. Его ищущее сердце говорит тому, кто восхищен красотой его стиха: не начинай здесь мечтать, не отдыхай здесь, ищи дальше, останься критичным до того, пока не появится познание, которое действительно может выдерживать всю критику (и это, наверное, только небесная любовь и земная смерть).

Многие знают эти красивые стихи о том, как одна девушка восхищена красотой заката солнца и она томится, и Гейне говорит ей: «…это старая штука: здесь, впереди оно уходит и там, позади оно возвращается». Или например, этот стих (строфа 2):

«Любовь должна быть платонической, сказал старый сухой надворный советник, его жена улыбается иронически, и все-таки она вздыхает «ах!». Ничего так не совершенно, чтобы оно выдержало критику разума или хорошего вкуса, - кроме, как сказано, небесной любви или земной смерти, или другими словами, - сам собою убеждающий луч из вечности и просто убеждающая тяжелая судьба на этой земле, страдание, крест и смерть...

Это показывает огромную свободу духа, вкуса и просто жизни от всего догматизма мышления, всей традиции и всей диктатуры. Живое сердце ищет и не удовлетворяется, оно живет в постоянном просвещении, в вопросах, исканиях, сомнениях, ищущей критики…

Но этот путь свободы утомителен и не легок. И действительно, жизнь Гейне не была легка. Он произошел из обеспеченного родительского дома и должен был стать тем, чего он не хотел – купцом и потом юристом; он не стал обоими, но стал поэтом, но против самого себя и всех чувств, критическим поэтом и умным критиком всего данного, поэтом постоянного просвещения на фоне власти и догматизма.

Свободу он любил и хотел прежде всего, но одновременно он тоже хотел внутреннего порядка и качества. Итак, он чувствовал себя всегда между этими обеими великими странами, Германией и Францией, притянутым туда или сюда. И он не мог чувствовать себя ни в какой из этих стран дома.

В Германии, где он рос и учился, он любил глубину и качество мышления, философию и музыку, но политическая теснота и несвобода отвращали его; легкость и культурная поверхностность Франции его не удовлетворяла, но он больше всего уважал там тогдашнюю политическую свободу, и с 1831 года он жил в Париже. Его песнь «Два гренадера» это хорошо выражает: три великих страны Россия, Германия и Франция, но Франция есть и остается страной свободы. – Я повторяю лозунг из Гейне («Английские фрагменты»): «Свобода – новая религия, религия нашего времени.

Хотя Христос не Бог этой религии, Он все-таки первосвященник свободы, и Его Имя благословенно сияет в сердцах учеников». Но дальше: «Французы есть избранный народ новой религии».

Позвольте здесь в конце сказать еще кое-что об отношении Гейне к христианской церкви. Я не знаю, знаете ли вы, что Генрих Гейне, будучи из дома евреев, в возрасте 28 лет (27 июня 1825) крестился по-христиански (Кристиан-Иоганн-Генрих) и по-лютерански, и очень осознанно по-лютерански.

Гейне с одной стороны, всю свою жизнь резко отвергал римскую церковь и ее догматизме и иезуитстве, он критиковал также лютеранску. Церковь, где она стала по-догматически традиционалистичной. Но он с другой стороны до конца своей жизни высоко ценил Иисуса Христа и Мартина Лютера. Он называет Иисуса Христа в своем цикле стихов «Германия – зимняя сказка»: «Мой бедный двоюродный Брат» (стр. 26), хорошо по-лютерански подчеркивает, что Иисус был бедный человек.

И Лютер, «бедный монах», для него является великим освободителем духа от догматического ига римской церкви. Гейне в своем великом произведении «К истории религии и философии в Германии» говорит: «С этого рейхстага (собрания всех властей германской империи в 1521 г., Вормс), где Лютер отрицал авторитет папы римского и открыто объяснил о своем учении, что «надо опровергать его учение только выражениями Библии самой или основаниями разума», тогда началась новая эпоха в Германии» (стр.82)

Так Лютер для Гейне является по-настоящему основателем просвещения и свободы духа, над которым потом встанут Кант и Лессинг! Под влиянием библейского языка Лютера Гейне продолжает: «свобода может везде говорить в будущем, и ее язык будет библейский» (стр.87).

Гейне различает в евангелической церкви три группы: несгибаемые церковные люди, пиетисты и думающие верующие. Думающие верующие для него были, прежде всего, великие лютеранские философы, историки, поэты и мыслители, и от них тогда Гейне ожидал совершения Реформации Мартина Лютера, революцией в немецком обществе. Как и для Гегеля, Фихте и Шляйермахера и многих других, «Евангелие от Иоанна» была самой любимой книгой Библии, потому что там говорится о пришествии духа и о новых откровениях.

В своем произведении «Путешествие в Гарц» Гейне называет себя «князем от Святого Духа», мужчиной, который борется за эмансипацию и свободу всех народов и групп. Эту борьбу в Германии, по мнению Гейне, могли вести только легитимные наследники Лютера, и он хотел принадлежать к ним.

Два тезиса

I. «Просвещение как потребность ищущего сердца». Разум и просвещенное сознание узнали сами себя в противостоянии к религии откровения. И осознание свободы создалось и росло в противостоянии к власти. Но при этом ни религия и традиция, ни авторитет и государство не покончили с собой. Оба остаются, - но они сейчас подвергаются критике.

Государство и авторитет подвергаются критике разума, разум этот со своей стороны, подвергается критике «опыта жизни», и к этому тоже принадлежит религия. Религия, и церковь, и традиция подвергаются также критике разума и «опыта жизни», можно сказать. Но настоящая искренняя религия, и церковь, и традиция исчерпывает критику на себе из самой себя.

Правильная настоящая критика церкви и религии - история бедного человека Иисуса Христа, потому что … этот был убит религией и церковью своего времени. И настоящая традиция критикует самое себя, потому что следуя нашему лютеранскому пониманию, традиция – это не история продолжающихся Божьих откровений, как в римской церкви, но она – история продолжающихся человеческих заблуждений, из которых мы можем учиться.

Произведение Гейне «К истории философии и религии в Германии» - такая история освобождения человека для самокритики!


II. «Просвещение как потребность ищущего сердца». Живое сердце ищет свободу и правду всю жизнь. Оно никогда не удовлетворяется временными идеологическими ответами. Оно знает, что должно быть еще больше.

Оно знает, чтобы говорить со св. Павлом (1-е коринфянам 13,12): «Теперь мы видим, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю подобно как я познан», или словами Сократа «Я знаю, что я ничего не знаю». Ищущему сердцу всегда будет трудно, всю долгую жизнь.

Но оно творит красивого человека, и человеческое общество живет людьми с ищущим сердцем, например, таким человеком, как Генрих Гейне, был и есть. Посвящение: спрашивать, -поставить под вопросом,- движение и ожидание,- скромность,- позитивная критика,- авантюра с собственной жизнью до земной смерти и за этим.

«Сейчас я иду в свою последнюю большую поездку открытия» и просвещения (Блох).

Это мог бы также сказать и Гейне, который умер в Париже «в своем склепе из матрацев» ( где он восемь лет лежал с 1848 по 1856 г. , с тяжелым страданием от болезни спины).

Манфред Брокманн 30.9.06. Владивосток