Евангелическо-лютеранская церковь в России, на Украине, в Казахстане
Лютеранские приходы Дальнего Востока
Владивосток - Уссурийск - Арсеньев - Хабаровск
Комсомольск-на-Амуре - Благовещенск - Чита - Магадан
ALL REGIONS
  Новости
   Церковь Св. Павла г. Владивостока 25.11.2017 - 7.1.2018
  Встреча женщин состоялась!
  Пастор вне формата
  500 лет Реформации в общине Св. Павла г. Владивосток
   Programm Авторский концерт Манфред Брокманн 25.11.2017. 17-00.
  Пастор Otto Pfingsten, человек, который 1992 вновь нашел нашу кирхе:
  21-e Дни немецкой культуры во Владивостоке 28.9. –7.10 .2017. Приветственное Слово
  21-е Дни Немецкой Культуры во Владивостоке 28 сентября – 7 октября 2017
  День Памяти и Скорби РН 28 августа во Владивостоке
  20 августа 2017 года пастору Манфреду Брокманну исполнилось 80 лет
  Проповеди
  Проповедь к последнему воскресенью церковного года (Воскресенье вечности), 26.11.2017 г.
  Проповедь к предпоследнему воскресенью церковного года, 19 ноября 2017 г.
  Проповедь к 3 воскресению до конца церковного года 12.11.2017 г.
  Проповедь к 21 воскресению после Троицы 29.10.2017 г.
  Проповедь к 20 воскресению после Св. Троицы, 29.10.2017 г.
  Проповедь к 4 воскресению после Троицы 9.7.2017 г.
  Проповедь на 2 воскресение после Св.Троицы, 25.6.17 г.
  Проповедь к воскресению Святой Троицы 11.6.2017 г.
  Пятое воскресенье после Пасхи – Rogate.
  Проповедь к Пятидесятнице 2017 г.
  Музыка и пение
  Оглавление сборника песнопений Евангелическо-лютеранской общины св. ап. Павла г. Владивостока
  Хоралы 49-60
  Хоралы 37-48
  Хоралы 25-36
  Хоралы 13-24
  Хоралы 1-12
  Адреса общин
  Пропство Дальнего Востока
  Адреса общин
  Наши реквизиты
  Наши реквизиты
  Евангелическо-лютеранская церковь
  Избранные тезисы М. Лютера
  КРАТКИЙ КАТЕХИЗИС
  Апостольский символ веры
  Мартин Лютер - реформатор
  Какой должна быть истинная Евангельская церковь
  Что такое Лютеранство?
  Это нужно знать каждому
  Остерегайтесь заблуждений
  Древние и современные ереси
  Основные отличия : Католицизм - Православие - Лютеранство
  БИБЛИОТЕКА
  Христианство и суеверия
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски газеты «Лютеранские вести»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Der Bote»
  Для библиотеки ЕЛЦ св. ап. Павла нужны выпуски журнала «Лоза»
  Основы Лютеранского учения ( тезисы )
  А. Лапоченко Статья в «Лозу».
  Иисус Христос – конец закона и закона исполнение
  Йенс Шпаршу . О немецкой идентичности
  ДНИ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ КАК СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЙ ПРОЕКТ
  Манфред Брокманн – пастор церкви Св.Павла г.Владивостока и пропст Дальнего Востока о себе…

Хартмут Липпольд. Социальная ответственность и собственность

Хартмут Липпольд,
Пастор EKD (г. Магдебург)

Социальная ответственность и собственность

В своём докладе к вопросу этики в экономике я ограничусь раскрытием вопроса о собственности. Здесь я использую характерное для марксистской социальной теории концентрирование на проблеме собственности. На основной вопрос о формировании экономики и всего общества в русле этики мы ответим, когда раскроем вопрос о собственности. Ответ на вопрос, кому принадлежит собственность, определяет почти автоматически этику общества. Под собственностью здесь подразумеваются средства производства, и такая собственность имеет свойство накапливать капитал. Её следует отличать от личной потребительской собственности, также отличать (но не отделять) от духовной собственности и земельной собственности. О земельной собственности мы скажем позже отдельно. В докладе речь пойдёт, прежде всего, о прибыльном владении средствами производства, которое, в конечном счете, заставляет капитал постоянно увеличиваться и тем самым укреплять своё влияние и власть. Если владение средствами производства и соответственно капитал концентрируется в чьих-то отдельных руках, это ведёт к непоправимому дисбалансу в обществе. Общественная ситуация тогда определяется неудержимым капитализмом, всё вверяется в руки предпринимателей и им предоставляются неограниченные возможности получения прибыли. Такой социальный дисбаланс проявляется особенно ярко в процессе производства больших предприятий и международных концернов. Коммунистическая структура общества, наоборот признаёт только лишь совместное владение средствами производства и предполагает коллективную ответственность за экономическое руководство и накопление капитала.
Как же решить эту дилемму?
Система устройства общества по коммунистическому образцу оказалась ложным путём и показала свою несостоятельность в политической практике. Общественная система, которая, как предполагалось, будет выгодной для всех, превратилась в общество привилегированных и непривилегированных. С вашего позволения я попытаюсь в свободной форме объяснить, в чём заключается различие между чисто капиталистическим обществом и обществом, построенным по коммунистическому образцу. Главный принцип капитализма – эксплуатация человека человеком. В коммунизме совсем наоборот. Предполагаемая социализация средств производства заботится не о равномерном распределении экономической власти, а лишь о её перемещении. Это ведёт к неограниченной и неконтролируемой концентрации власти не в руках какого-то органа, государства или же «коммунистического» общества, но, прежде всего, отдельных лиц или групп, находящихся у главного «рычага». Такая концентрация ведёт к монополизации власти и служит личной выгоде власть имущих.
Нам необходимо найти третий путь между неудержимым капитализмом и управляемым коммунизмом. И здесь необходимо обратиться к экономической этике. Относительно наших доводов очень важно учитывать фактор соответствия требованию реальности, а также вопрос осуществимости задуманного в условиях установившегося в мире экономического режима. Ни одна даже хорошая теория ничего не стоит, если она с самого начала не учитывает вопрос реализации. Решение этого вопроса должно будет касаться всех лиц, вовлечённых в производственный процесс. При этом речь идёт не о чисто теоретическом равноправии, «уравниловке», но об обязательном участии каждого человека в этом процессе в зависимости от его статуса (в качестве работодателя, работника, пенсионера, ребёнка и т.д.).
Основываясь на возможности осуществления задуманного и требовании реальности, следует назвать две последующие необходимые предпосылки. Первой предпосылкой будет какой-либо конкретно взятый человек, вторым условием будет возможность свободного от насилия влияния на отношения в общественном капиталообразующем производстве.
Итак, в первую очередь мы говорим об исходной антропологической постоянной (константе), т.е. о предполагаемом понимании действительной сути (истинной сущности) человека.
Как человек относится к собственности?
Как он с ней обходится?
Что он делает для того, что обладать ею и приумножать её?
Что есть суть человека и как проявляется эта суть в обращении с собственностью?

Данные вопросы направляют нас в область социальной антропологии. Пожалуй, сегодня не найти другого философа, который бы так глубоко и широко занимался вопросом собственности как Эрих Фромм. Мы последуем его мыслям. В своей работе (Haben oder Sein 1976 – Быть или иметь) он даёт эмпирический, психологический и социальный анализ двух основополагающих форм существования – быть и иметь. Эти формы существования он отождествляет соответственно с эгоизмом (эгоцентризмом) и альтруизмом. Иметь и быть для Фромма – не просто особенности поведения, эти категории представляют сами по себе глубокий образ действий существа. «Иметь» Фромм ассоциирует со всем отрицательным, что есть в современной цивилизации, тогда как в «быть» заложена единственная возможность полноценной, неотчуждённой жизни. «Быть» и «иметь» являются двумя в корне различными формами человеческих переживаний. Эрих Фромм называет их антагонизмами, двумя противоборствующими энергиями, соотношение сил которых определяет характер, как отдельного индивида, так и целого общества. Форма существования «иметь» ставит высшей целью желание владеть, обладать чем-либо. В какой-то степени эта форма существования проистекает из заложенного в каждом человеке инстинкта самосохранения, из биологически обусловленного желания жить. В буддизме подобное устойчивое желание присвоить и удержать приобретённое характеризуется как алчность, в иудаизме и христианстве – как корыстолюбие. «Иметь» показывает нежизнеспособное отношение к миру, которое видит смысл своего существования исключительно в стремлении овладеть и удержать. Присвоение, потребление и пользование, как материальное так и духовное, вызывают ощущение триумфа. В этом случае индивидуум отождествляет себя с тем, чем он владеет: «я есть то, что имею». Жажда денег, славы и власти характерна для людей промышленно развитых стран Запада. Мы живём в обществе изобилия (я есть то, что имею и потребляю). Счастье в категории «иметь» достигается лишь овладением и осознанием превосходства и часто такими способами как захват, грабёж и убийство, т.е. применением насилия, с целью сломить сопротивление другого живого существа и распоряжаться им. С одной стороны, «иметь» означает защищённость, с другой же – возникает опасность потери и вслед за этим желание препятствовать этой потере. «Иметь» как жизненный принцип ведёт к отчуждению и изоляции человека и содержит в себе наполненное страхом желание быть бессмертным. Причина такого обособленного существования заключается в навязывании внутреннему миру человека внешнего общественного устройства по принципу «иметь».

Категория «быть» предполагает радость от продуктивного использования личных возможностей. Человек выступает в качестве основной ценности, он стремится достичь единства с миром. «Быть» подразумевает перемены, оживлённость и активность. Человек испытывает удовольствие, проявляя свободный и активный интерес к вещам, или он стремится к какой-то цели. То есть категория «быть» исключает пассивность; активность же, как продуктивная деятельность, не выступает здесь чем-то вроде показной занятости. Как и «иметь», «быть» - врождённая предрасположенность. Моральным принципом категории «быть» является солидарность. Желание поделиться чем-либо, любить и отдавать, заботиться о ближнем – в этом и заключается счастье. Нарциссизм, эгоцентризм и эгоизм не могут более служить ориентирами и должны уступить место достижению свободы и независимости при наличии здравого интеллекта. Но «быть» это не что-то кажущееся, «быть» выступает как конкретная деятельность и образ мыслей одновременно. Так как только в этом сочетании проявляется истинное бытие. В противоположность категории «иметь», «быть» основывается на свободной от авторитарности структуре.

Триада современного прогресса согласно Фромму заключается в неограниченном производстве, абсолютной свободе и безграничном счастье. В нашем обществе существует иллюзия, что посредством достижений науки и техники можно стать всесильными и всезнающими. Общество приравнивает себя к Богу. Фромм в своих работах вскрывает немало изъянов современного промышленного общества, где радикальный гедонизм заменил эвдемонию. Объективно существующим потребностям отдельного человека уделяется всё меньше внимания, и этот факт значительно препятствует личностному развитию. Вот три негативных качества, которые, по Фромму, заставляют наше общество продолжать существовать в прежнем русле: эгоизм, жадность и корыстолюбие. Эгоизм означает неспособность отдавать, а корыстолюбие – бесконечное обогащение. Зависть и неприязнь – постоянные спутники корыстолюбия, сюда же относятся подчинение себе других, обман и эксплуатация. Подобные черты, свойственные нашему обществу, полностью исключают согласие и гармонию. Корыстолюбие стало обыденным явлением, тогда как солидарность – исключительным. Современное общество зиждется на трёх столпах – частная собственность, прибыль и власть. Прибыль и стремление владеть составляют суть нашего общества, а это однозначно указывает на способ существования по принципу «иметь». Такова радикальная критика Эриха Фромма.

Если мы хотим успешно продвигаться по пути от принципа «иметь» к принципу «быть», то речь должна идти о существенном изменении человеческого характера, а также о концепциях, не содержащих крайних требований, какие выдвигает Эрих Фромм и которые могут быть реализованы только авторитарным путём. Как показывает история, радикальные теории обычно приводят к радикально противоположному результату. Здесь требуются трезвая оценка и здравое осознание реальности.

Экскурс в библейское понимание собственности
Основной мыслью ветхозаветного понимания собственности является то, что собственность даётся от Бога, и человек должен мудро ею распоряжаться. Земля дана нам Господом и это его собственность. Я приведу только два примера такого понимания собственности. Действие первой истории происходит во времена разделения Израиля на северное царство Самария и южное - Иудея (3-я книга Царств, гл. 21). Царь Ахав хотел иметь виноградник, который прилегал бы непосредственно к его владению и наиболее удобно подходил бы в качестве продолжения царских садов. Владелец виноградника не желает отдавать наследство отцов, ни за деньги, ни за хорошие слова. Царь огорчается, но принимает отказ в своей просьбе, потому как знает израильское право на владение имуществом и землёй. Его жена Иезавель, финикийка по происхождению, будучи иностранкой, не принимает такого отказа и путём хитрости и умышленного убийства присоединяет виноградник к владениям царя. Но тот этому совсем не рад, ибо Господь не будет безразлично на это взирать, но накажет царя за несправедливость. Израильское право на владение имуществом и землёй, понимающее собственность только лишь как вверенное Богом в пользование, предстаёт в ещё более ясном свете в установлении года примирения. Каждый седьмой год объявлялся годом примирения, когда любой мог снова вернуть себе однажды проданную по принуждению собственность. Поля оставались незасеянными на год, и дикорастущие плоды могли собираться бедными. Подобные установления, правда, никогда не были полностью усвоены хозяйством Израиля.
В Новом Завете речь идет, прежде всего, о личном отношении к собственности. Перед лицом предстоящего конца мира и наступлением зримого Царства Божьего указывается, прежде всего, на опасности исходящие от богатства. Внутреннее освобождение от богатства и денег, того, что приходит от «мамоны», является главным требованием Нового Завета. Такая освобождённость может выражаться в отказе от собственности, она может также выражаться и в способе обращения с богатством. В этой связи я считаю излишним обсуждать отдельные доказательства из новозаветного Писания.

В целом отношение Библии к собственности характеризуется как критически-дистанцированное. Собственность представляет скорее риск, нежели приносит пользу, во всяком случае, её избыток. Прежде всего, стóит указать на то, что собственность имеет тенденцию овладевать человеком, при этом умножение собственности становится целью жизни. Это будет называться жадностью и об этом нас предупреждает Библия (от Луки гл. 18, от Матф. гл. 19). Собственностью можно пользоваться, сохраняя внутреннюю свободу. Собственность всегда обязывает. Собственность – это то, что Бог вверяет нам во временное пользование.

Из наших размышлений следует вывод, что противопоставление «быть» и «иметь» в организации общественного жизнеустройства не следует доводить до крайности. Соотношение «быть» и «иметь» - есть одно из условий существования человека и поэтому эта связь не может быть упразднена. Живущий только по принципу и ради принципа «иметь» представляет собой нереальный и парадоксальный образ. Тот, кто полностью доверяется принципу «быть», забывает, что всякое существование, если оно соответствует человеку, предполагает обладание чем-либо. Бытию человека принадлежит преобразующая свобода в обращении с многочисленными формами имущества. То, чем человек обладает непосредственно, является предпосылкой существования человека; на это также указывает первостепенность его основных психосоциальных потребностей и их необходимое удовлетворение, предшествующее культурным достижениям. Эту мысль очень образно отразил Б. Брехт: сначала следует набить живот, потом говорить о морали. (B. Brecht: ”Dreigroschenoper”). В этом есть своя правда. После того как соотношение между «быть» и «иметь» установлено, можно перейти к следующему вопросу, а именно как мы совершим переход от реальности с пометкой «иметь» к обществу, построенному по принципу «быть». Как мы можем избежать преобладания принципа «иметь» над «быть»? Всё упирается в справедливое соотношение «иметь» и «быть». И как правильно обращаться с обладаемым, посредством принципа «быть»? Как человек в обращении с собственностью может сохранить свою свободу и тем самым свой человеческий облик?

Данный вопрос обращён к каждому человеку. Для решения его, правда, не достаточно будет обратиться к индивиду, решение нужно искать и находить на общественном и структурном уровне.

В индивидуальном плане во многих областях проявляется перевес в сторону правящего принципа «иметь». В своей работе «О пользе и вреде истории» (“Nutzen und Nachteile der Historie” Nietzsche) Ницше указывает на то, что «избыток истории вредит живому». Человек может владеть обширным запасом исторических знаний, но пройти мимо жизни. Другой же человек без существенных исторических познаний благоразумно строит свою жизнь. Поэтому только лишь владение знаниями не является решающим для бытия человека.

Вот основные ориентиры на пути перехода от «иметь» к «быть»:

1. Важным остаётся призыв к индивидууму, не связывать себя настолько с «иметь», чтобы эта связь полностью затмила «быть». Библейские истории много рассказывают об этом и призывают не терять смысл своего бытия в стремлении к достатку. (От Луки, гл 12, ст. 16-21).
2. Необходимо введение обязывающего характера собственности в основные конституционные права и обязанности граждан современного развитого государства. «Собственность обязывает. Пользование ею должно служить благополучию общества». (Конституция ФРГ, статья 12, абзац 2). (Похожие статьи есть и в конституции РФ, например, ст. 8,9,34-36).
3. Собственность в обществе должна по возможности распределяться так, чтобы обеспечить участие всех людей в собственности или в обращении с ней в экономической деятельности. Функциональные роли в таком процессе участия могут и должны быть различными.

Пояснения к пункту 3
Особую проблему представляет распределение собственности в наших обществах, и мы уже говорили об этом в начале. Будет необходимым ввести корректирующие законодательные меры, направленные против сосредоточения власти в отдельных руках, начиная от нацеленного накопления собственности до монополизации отдельных отраслей. Успех таких мер зависит от определённого общественного и политического законно оформленного контроля за собственностью, направленного на социальное выравнивание и сохранение рабочих мест. Над этим, как мне кажется, Россия и Германия работают сейчас в равной степени. В России создаются предпосылки для регулировки возникших во времена Ельцина перегибов «бешеной» приватизации и скопления капитала в отдельных руках. В Германии существует особый совместный орган, ведающий выдачей санкций на слияние больших предприятий во избежание монополизации. Эти задачи очень не просты, особенно в условиях существующей экономики.
Давайте обратимся к земельному праву, закрепленному в конституции Российской Федерации (статья 9, абз. 1-2, также ст. 36, абз. 3). Должно ли существовать особое право на владение землёй и запасами полезных ископаемых? Российская конституция закрепляет отношение к земле и другим природным богатствам как к основе жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Вероятно, здесь уже ничего добавлять не стоило бы, чтобы тем самым не ограничивать экономические активность и процветание. И всё же ещё раз вспомним о том, как в Ветхом Завете посредством установления года прощения закрепляется норма земельного и обязательственного права. (5-я книга Моисеева. Второзаконие, гл. 15).

Мы продолжаем перечислять некоторые ориентиры перехода от общества, живущего по принципу «иметь», к обществу, построенному по принципу «быть»:

4. Экономическое и политическое устройство общества должно позитивно оцениваться как можно большим числом его членов.
5. Необходим ответственный контроль в политической и экономической области со стороны всех её участников.
6. В обществе должны быть упрочены связующие силы. В условиях глобализации это особенно трудно сделать. Но глобализация не может прекратить процесса регионализации.

Я бы желал, чтобы экономическая этика не упускала из виду традиции и факты реальной экономической деятельности и чтобы эта деятельность не воспринималась этикой как некое инородное тело. Этика и успех - преодолимые для экономики противоречия.